Тотемизм: возникновение веры в родство человека и животного | Пикабу

Тотемы

Австралийские аборигены и жители островов торресова пролива

Личный тотем

Mohegan

Главного Tantaquidgeon, память на мемориальной доске в

Норвич, штат Коннектикут

Духовные взаимоотношения между австралийскими аборигенами , жителями островов Торресова пролива и миром природы часто описываются как тотемы. Многие группы коренных народов возражают против использования импортированного оджибве термина «тотем» для описания ранее существовавшей и независимой практики, хотя другие используют этот термин. Термин «жетон» заменил термин «тотем» в некоторых областях.

В некоторых случаях, таких как юин в прибрежном Новом Южном Уэльсе, у человека может быть несколько тотемов разных типов (личных, семейных или клановых, гендерных, племенных и церемониальных). Lakinyeri или кланы Ngarrindjeri были каждый из которых связан с одним или двумя растительных или животных тотемов, называемого ngaitji .

У жителей островов Торресова пролива есть аугуды, обычно переводимые как тотемы. Augud может быть augud кай ( «главный тотем») или mugina augud ( «маленький тотем»).

Ранние антропологи иногда приписывали тотемизм аборигенов и жителей островов Торресова пролива невежеству в отношении деторождения, когда в женщину, которая, как полагали, была причиной беременности (а не оплодотворения ), вошла духовная особь предков («тотем» ).

Джеймс Джордж Фрейзер в « Тотемизме и экзогамии» писал, что аборигены «не имеют представления о деторождении как о прямой связи с половым актом и твердо верят, что дети могут рождаться без этого». Тезис Фрейзера подвергся критике со стороны других антропологов, в том числе Альфреда Рэдклиффа-Брауна в книге «Природа» в 1938 году.

Австралия.

При нахождении трупа тотемного животного выражают соболезнование и устраивают ему торжественные похороны. Даже племена, допускающие употребление в пищу тотема, стараются употреблять его в умеренном количестве (центр. Австралия), избегают убивать его во сне и обязательно дают животному возможность спастись.

Тотемы, в свою очередь, как верные сородичи, к тому же обладающие сверхъестественными силами, оказывают родственным по крови поклонникам покровительство, содействуя материальному их благосостоянию, защищая от козней земных и сверхъестественных врагов, предупреждая об опасности (сова на Самоа), подавая сигналы к походу (кенгуру в Австралии), предводительствуя на войне и т. д.

Литература

Поэты и, в меньшей степени, писатели-беллетристы часто используют антропологические концепции, включая антропологическое понимание тотемизма. По этой причине литературная критика часто прибегает к психоаналитическому, антропологическому анализу.

Оджибве дудемен

Народы анисинаабе делятся на ряд дудеманов , или кланов (единственное число: дудем ), названных в основном в честь тотемов животных (или дудем , как сказал бы это слово оджибве ).

В Anishinaabemowin «ода» означает сердце. «Doodem» или «клан» буквально переводится как выражение или имеющий отношение к сердцу, а doodem относится к большой семье. Согласно устной традиции Анисинаабэ, в доисторические времена Анисинаабэ жили вдоль побережья Атлантического океана, когда великие существа Мииги появились из моря.

Эти существа обучали путь Мид жизни к Waabanakiing народов. Шесть из семи великих существ Miigis, которые остались учить, создали одудемана для народов на востоке. Пяти оригинальные Anishinaabe тотемов были Wawaazisii ( бычок )

, Baswenaazhi (эхо-мейкер, т.е. кран ), Aan’aawenh ( шилохвость утки), Ноок (тендер, то есть, медведь ) и Moozwaanowe ( «маленький» лоси -tail).

Тотемизм: его происхождение и тотемистические праздники — этносы — медиаплатформа миртесен

Тотемизм: его происхождение и тотемистические праздники

Тотемизм — феномен под которым чаще всего подразумевают одну из древнейших форм первобытной религии. Этим термином обычно обозначают деление племени на группы, связанные родством по мужской или по женской линии. причем каждая из таких групп верит в свое родство с тотемом — чаще всего животным (сыновья койота, сыновья ворона и пр.), реже растением (сыновья кукурузного початка), неодушевленным предметом или даже природным явленем (сыновья Большой Медведицы, сыновья Грома) — который считается предком данной группы. Нередко у тотемических групп существуют материальные эмблемы, имеющие сакральное значение (как, например, чуринги австралийцев, столбы-тотемы у американских индейцев)). Родовой тотем обычно запрещено убивать и употреблять в пищу (иногда даже избегают встречаться и как-либо соприкасаться с ним), он считается мистическим покровителем данной группы, на него можно воздействовать с помощью определенных магических приемов. В отдельных случаях связь с тотемом устанавливается путем его ритуального умерщвления и коллективного поедания, в котором участвуют все члены данной группы (яркие примеры: «медвежий праздник» у енисейских кетов, во время которого все члены группы обязаны поедать убитого медведя – тотема племени, чтобы к этому тотему приобщиться; растерзание и поедание верблюда у некоторых аравийских племен в доисламский период и пр.

). Табу на убийство тотема временно отменяется, во время коллективной трапезы члены группы приобщаются к своему общему предку; в то же время они нередко просят у него прощение за совершенное убийство (именно так и поступают во время «медвежьих прадников» у енисейских кетов, сахалинских айнов и т.п.). Тотемизм имеет свою мифологию — это представление и мифы о тотемическом предке (предках). Иногда с предствлениями о тотемических предках бывает связана вера в перевоплощение — реинкарнацию, в то, что тотемические предки вечно воплощаются в своих потомках. Особенно распространены были такие верования у аборигенов Австралии; у других народов они представлены менее отчетливо. Тотемистические представления также отражают тесную связь первобытного коллектива с его территорией. 

Тотемизм: его происхождение и тотемистические праздники

Тотемы североамериканских индейцев

Сам термин «тотем» взят из словаря североамериканских индейцев (алгонкинов) и впервые был употреблен в европейской научной литературе Дж.Лонгом в конце XVIII в. Интерес научной общественности к этому явлению особенно возрос в конце XIX — начале XX вв. после работ Дж.МакЛеннана «О культе животных и растений» и Дж.Фрэзера «Тотемизм» и «Тотемизм и экзогамия». Дж.Мак-Леннан выделил в т. три составные части: фетишизм, экзогамию (обычай вступать в брак вне данной группы) и матрилинейный счет родства (т.е. определение родства по материнской линии). Дж.Фрэзер видел основу т. в возможности магического воздействия на свой тотем (отразившуюся, в частности, в обрядах «размножения» тотема). Эти воззрения в более расширительном толковании — сохранении в тотемистических верованиях элементов промысловой магии (воздействие на тотем как на предмет промысла) — высказывали впоследствии и другие исследователи. В.Робертсон-Смит утверждал, что в основе т. лежит концепция, согласно которой природа, как и человечество, разделена на группы вещей по аналогии с кровнородственными группами в человеческом обществе. Однако еще Э.Тайлор предупреждал против искусственного раздувания проблемы т., подчеркивая, что, по его мнению, этому явлению принадлежит довольно скромное место в религиозых и социальных системах; кроме того, он обращал внимание на тот факт, что экзогамия в ряде случаев существует без тотемизма и, следовательно, эти явления не находятся в неразрывной связи.

Особенно велик был интерес к тотемизму в 1910-1920-е гг., когда появилось множество работ, посвященных этой теме, а в журнале «Антропос» начиная с 1914 г. и в течение 10 последующих лет существовал раздел «Проблема тотемизма», в котором публиковались труды виднейших ученых. Существовало множество (около 40) версий происхождения тотемизма, их обзору посвящена известная работа А ван Геннепа «Современное состояние тотемической проблемы». С точки зрения самого ученого, тотемизм — это распределение между вторичными группами общества участков территории со всем, что на ней живет и произрастает, т.е. существует тесная связь тотемизма с промысловой магией.

Еще английский этнолог У. Робертсон Смит отмечал, что кровь жертвенного животного символизирует единение первобытного коллектива со своим божеством, а ритуальное умерщвление и поедание жертвенного животного — это прототип всякого жертвоприношения, заключение союза между таким коллективом и его божеством. О том, как возникли представления о связи того или иного первобытного коллектива с определенным животным, высказывались разные мнения, хотя, по-видимому, они коренятся в психологии первобытного человека. Французский антрополог Э.Дюркгейм считал тотемизм первоначальной формой религии. Он пришел к выводу, что главным объектом тотемистических верований является не конкретное животное, растение или изображение, а некая безличная и анонимная сила, которая находится внутри них, но не смешивается с ними. Он полагал эту силу богом — безличным, без имени, без истории, имманентным миру. Тотемические животные и изображения, таким образом, символы этой безличной силы. В то же время тотем — символ первобытного клана, его бог, в лице которого клан чтит самого себя. Иными словами, тотемизм определялся им, отчасти следуя Робертсону Смиту и Р. Турнвальду, как форма самопочитания первобытного коллектива.

У. Риверс определял тотемизм как совокупность трех элементов: социального (связи животного, растения и т.п.) с определенной (причем, экзогамной) группой людей; психологического (веры в родство членов этой группы и ее тотема); ритуального (почитание животного, растения или материального объекта, выражающееся в запрете на его употребление, кроме отдельных случаев).

Одни исследователи сосредоточивали свое внимание на социальном аспекте проблемы (Э.Лэнг, Г.Кунов, Ф.Гребнер, В.Шмидт и др.). Другие специально обосновывали ее религиозную сторону (Э.Тайлор, Дж.Фрэзер, В.Риверс, В.Вундт) или психологическую (Б.Анкерман, Р.Турнвальд) — чувстве единения между определенной социальной группой и тотемом, а также на коллективизме первобытного мышления, лежавшего в основе тотемистических верований.

 З.Фрейд предложил свое понимание проблемы тотемизма. В книге «Тотем и табу» он проводит аналогию между отношением к животному у первобытного человека и у ребенка — оба не отделяют себя полностью от животного мира. Возникновение фобий того или иного животного, являющегося, согласно его теории, заместителем отца, к которому ребенок испытывает амбивалентные чувства страха и обожания, происходит в результате перенесения этих чувств на животное. Следовательно, согласно З.Фрейду, тотемическое животное у первобытных народов — это заменитель образа отца, а сам тотемизм произошел из эдипова комплекса. Тотемическое жертвоприношение он объясняет тем же — желанием сыновей убить и съесть отца (его животного заменителя) и занять его место.

Но уже в 1920-е гг. высказывались скептические взгляды на проблему тотемизма. Так, некоторые представители американской исторической школы (А.Гольденвейзер, Р.Лоуи) отрицали тотемизм как феномен и особую форму религиозных верований. А.Гольденвейзер, в частности, оспаривал взаимосвязь трех феноменов которые многие исследователи считали непременными атрибутами тотемизма: клановой организации, приписывания кланам животных и растительных эмблем и веры в связь клана и его тотема. Р.Лоуи вообще не был уверен в существовании тотемизма как такового.

В дальнейшем наметился спад интереса к проблеме тотемизма. В «Антропологии» А.Кребера (1923), «Общей антропологии», написанной Ф.Боасом совместно с учениками (1938), «Социальной структуре» Дж.Мэрдока (1949) ей уделено совсем немного внимания. Оспаривалась также сязь тотемизма и экзогамии, которую прежде нередко рассматривали как причину т.

Глава культурно-морфологической школы Ад.Иенсен отрицал тотемизм как форму религии и полагал, что это — перенесение на первобытный коллектив более ранних идей — «настоящего тотемизма» (веры в мифических полуживотных предков, восходящей  к вере в божественного «хозяина зверей»). А.Элькин, Х.Петри и А.Шлезнер выделяли в Австралии «культовый тотемизм», который, по их мнеию,  является первичным по отношению к «социальному тотемизму». Крупный этнолог-автраловед А.Элькин не подвергал сомнению существование тотемизма, но он как бы «дробил это явление, выделяя тотемизм идивидуальный, половой  и т.д.

Сторонники функционализма не отрицали существование тотемизма как феномена, но объясняли его в соответствии со своей теорийе. Так, Б.Малиновский сводит тотемическую проблему к трем вопросам. Культ животных и растений в тотемизме он объясняет тем, что они необходимы человеку в качестве пищи и потому вполне естественно оказываются в центре интересов первобытной группы. Вера в родство человека с животным коренится, по его мнению, в сходстве многих биологических функций человека и животного и даже, в представлении первобытного человека, о превосходстве некоторых животных над человеком. Желание контролировать тот или иной вид животных (с тем, чтобы он был доступен в качестве объекта охоты или не представлял опасности) приводит, согласно Б.Малиновскому, к возникновению идеи общности с тотемным животным, а также к установлению запретов на убийство тотема и т.п. А.Рэдклиф-Браун рассматривал тотемизм как частный случай формулирования связей человека с природными видами в мифе и ритуале. Он также отрицал, что тотемизм — это универсальное явление, полагая, что существует множество различных феноменов, связанных с разными институтами; единственное, что их объединяет — это ассоциация отдельных сегментов общества с какими-либо растительными или животными видами. 

Тотемизм: его происхождение и тотемистические праздники

Тотемизм в Древнем Египте

По мнению Э.Эванс-Притчарда, тотемическая связь коренится не в самой природе тотема, а в тех ассоциациях, которые он вызывает в человеческом сознании, т.е. на живые сущсства и предметы проецируются понятия и эмоции, которые находятся вне их.

Глава Венской школы Й.Гекель полагал, что тотемизм развивался на основе различных источников, основным из которых было «социализирование» определенных видов животных.

Кл.Леви-Строс, с одной стороны, считал проблему тотемизма надуманной, не отвечающей реальности. Он указывал на искусственность образования самого слова «тотем», которое в таком виде не существует в языке индейцев оджибве алгонкинской группы и отмечал, что у них никогда не встречалось верование, основанное на том, что члены клана были потомками тотемного животного и что оно было предметом культа. С другой стороны, он рассматривал тотемизм как способ классификации явлений природы, не отличающиийся принципиально от классификаций, применяемых средневековой и даже в ряде случаев современной наукой. Логика тотемистической классификации основана на идее сходства. Поэтому вся система тотемистических верований, согласно Кл.Леви-Стросу, — это система кодов, устанавливающая логическую эквивалентность между естественными видами и социальными группами.

Представители советской этнографической школы в своих попытках объяснить феномен тотемизма придерживались, что было неизбежным, марксистского подхода к религии и выступали последователями эволюционистских взглядов. С.П.Толстов рассматривал тотемизм как форму сознания связи членов одного коллектива и его противоположности другим коллективам. По его мнению, в основе тотемизма лежит чувство связи с некоторыми видами животных или растений, единства человеческой группы с занимаемой ею территорией  находящимися на этой территории производительными силами. Ученый полагал , что тотемизм явление более древнее, чем родовая организация. А.Золотарев утверждал, что тотемизм — это  первая форма религиозного отражения кровного родства. А.Анисимов видел центральную идею тотемизма исторически развитое идеологическое отражение некоторых особенностей кровнородственной структуры социальных групп. С.АТокарев, полагая, что самое главное и труднообъяснимое в тотемизме — это вера в родство, некую мистическую связь между первобытным кланом и его тотемом, утверждал, что в основе тотемизма как древнейшей формы религии лежит перенесение кровнородственных отношний на внешний мир, отражение древнеродовой структуры общества с превалирующим типом кровнородственых социальных связей.

Не раз указывалось, что в системе тотемистических представлений животное играет далеко не видную роль — это может быть растение, предмет и т.д. Некоторые исследователи (Ф.Гребнер, В.Шмидт и др) пытались объяснить, почему то или иное животное (растение и пр.) становится тотемом данной группы экономическими причинами — тотемом, по  их мнению становилось животное или растение, бывшее предметом экспорта данного коллектива. Ю.И.Семенов считает, что существенную роль в формировании тотемизма сыграла специализация отдельных охотничьих групп на промысле определенного животного, которое впоследствии становилось тотемом данной группы.

Смысл ритуального умерщвления и поедания тотема, который обычно табуирован, заключается, по мнению ряда исследователей, в том, чтобы сильнее закрепить связь клана со своим тотемом (иногда этот обряд называют «богоядением» как прообраз более поздних ритуальных трапез).

Обращаясь к вопросу о тотемических предках, исследователи иногда считали их реальными людьми, обожествленными после их смерти, хотя еще Л.Леви-Брюль отмечал, что не следует смешивать мифологических (тотемических) и реальных предков первобытного коллектива. Но чаще исследователи признают, что это не реальные родоначальники той или иной группы, они нередко наделены фантастическими чертами и свойствами, представления о них достаточно расплывчаты. Вслед за Б.Малиновским, объяснившим связь между мифом и ритуалом и указавшим, что мифология есть своего рода оправдание ритуальной практики, многие исследователи считают таких предков мифологической      персонификацией чувства единства данной группы. Тотемических предков рассматривают как религиозно-мифологическую санкцию обычаев данного первобытного коллектива: учредителей тотемических обрядов и запретов.   Некоторые ученые (М.Фортес) вообще связывают возникновение т. с культом предков, полагая, что отношения между людьми и тотемными животными представляют собой символ отношений между людьми и предками в плане мистической причинности.

Некоторые ученые считают многочисленные мифологические сюжеты о сексуальных сношениях людей (особенно женщин) с животными первоначально связанными с тотемистическими представлениями о реинкарнации тотемических предков.

Высказывалось также предположение, согласно которому тотемические предки могли выступить в роли древнейших «культурных героев». Некоторые ученые (Л.Леви-Брюль, Д.Е.Хайтун) истолковывают антропозооморфные изображения, а также изображения людей в звериных масках  эпохи палеолита как образы тотемических предков.

Некоторые исследователи считают разного рода табуаирование, зоолатрию (поклонение животным), поклонение зооантропоморфным божествам (имеющим черты человека и животного), веру в оборотней, представления о метемпсихозе (переселении душ) и т.п. пережитками тотемизма. По-видимому, такой взгляд правомерен, если удается установить связь между подобными представлениями и коллективом (особеннно если последний носит имя данного животного). Ряд ученых рассматривает почитание определенного животного каким-либо племенем или даже целым народом как проявление поздней стадии развития т. — племенного тотемизма; другие отрицают это явление.  Отголоски тотемистических верований прослеживают в мифологических еистемах самых различных народов (ообенно в древнем Египте и Индии).

Тотемизм: его происхождение и тотемистические праздники

Литература: Фрейд З. Тотем и табу. Пг., б.г.; Золотарев А. Пережитки тотемизма у народов Сибири. Л., 1934; Хайтун Д.Е. Тотемизм, его сущность и происхождение. Душаббе, 1958; Семенов Ю.И. Возникновение человеческого общества. Красноярск, 1962; Токарев С.А. Тотемизм // Токарев С.А. Ранние формы религии. М., 1990; Fraser J.G. Totemism and Exogamy. V.1,2. L., 1910; Van Gennep A. L’etat actuel du probleme totemique. 1920; Thurnwald R. Die Psychologie des Totomismus // Anthropos. 1917-1918 Bd.XII-XIII; Goldenveiser A. The method of investigating totemism // Anthropos. 1915-1916. Bd.X-XII; Lowie R. Primitive Society. N.Y., 1925; Durkheim E. Les formnes elementaires de la vie religieuse: lt systeme totemique en Australie. P., 1912; Levi-Bruhl L. Mythologie primitive, P., 1935; Malinowski B. Myth in Primitive Psychology. L., 1926; Makarius R., Makarius L. L’origine de l’exogamie et du totemism. {., 1961; Levi-Strauss Cl. Le totemism aujourd’hui. P., 1962.

 Тотемизм: его происхождение и тотемистические праздники

http://dommagii.com/articles/540-kety-mify-i-realnost-ritualy-obryady-legendy

    Сокровищница кетской мифологии богата удивительными и красивыми легендами, объясняющими сотворение мира и происхождение многих природных явлений. Когда-то кеты жили в верховьях Енисея, на плодородных землях, не зная ни нужды, ни печали. Но однажды на них с юга напало племя людоедов. Кеты построили лодки и поплыли в них по Енисею, вручив свою судьбу духу реки и молясь о спасении. Людоеды не умели плавать, поэтому они хватали горы и бросали их в реку – так появились речные пороги. Но Енисей разбивал горы своим мощным потоком и нес лодки дальше. В районе Туруханского края людоеды устроили самую мощную засаду, бросив в реку несколько огромных гор, и Енисей никак не мог пробиться через них. Тогда он разлился озером, поднял свои воды и начал вливаться в долину Оби. Мощный шаман Альба, наблюдая за происходящим, пожалел людей и огромным ножом рассек скалы. Так Енисей прорвался в Туруханскую долину, где и поселились племена кетов.
Тотемизм: его происхождение и тотемистические праздники

Медвежий ритуал (Медвежий праздник)

    В мифологии кетов медведь выступает как Божество, дух-хранитель, тотемное животное, хозяин нижнего мира и звериный двойник человека. Он считался помощником шамана, воплощением его души и даже оборотнем. Культ медведя пронизывает всю концепцию мира, которой придерживаются кеты. Ритуал, демонстрирующий тождество медведя и человека, называется «Медвежий праздник» или «Медвежья охота». После убийства медведя с него снимается шкура – это первый этап приобщения животного к человеческому естеству. Затем начинается вкушение медвежьего мяса – так медведь сливается с человеком, и различия между ними стираются окончательно. Этот обряд в кетских племенах сохранился до сих пор. Перед охотой или после удачного ее завершения, а также во время обрядов врачевания кеты совершают ритуальный танец – в медвежьих масках и шкурах, в сопровождении медвежьих песен.
У кетов медведь считается покровителем целительства, причем, от его благосклонности зависит не только здоровье людей, но и домашних животных. Поэтому перед тем, как шаман собирался лечить больного, он с помощью специальных заклинаний призывал дух медведя. Особо могущественные шаманы сами могут перевоплощаться в этих животных, а во время магических ритуалов превращают в медведей и других людей.

Еще о кетской мифологии:

    Хоседэм – богиня зла, которая живет в одном из ущелий в скале на берегу Енисея и насылает на людей порчу, болезни и неприятности. Томэм – светлая Богиня, которая противостоит Хоседем и живет на небе, под солнцем. Когда-то она была женой Еся, но потом изменила ему с месяцем, и он изгнал ее из своих владений.
Одним из активных участников кетских мифов является Альба – первый человек на земле, который принимал участие в сотворении мира. Альба контролирует жизнь людей и помогает им в случае опасности. Однажды он решил избавить мир от Хоседэм и погнал ее на север вдоль Енисея, но она превратилась в стерлядь и скрылась в темных водах реки. Альба прыгнул за ней, но она вдруг взмыла в небо, обернувшись птицей. Он помчался за ней по небу в огромных санях, оставляя след в виде Млечного пути. В результате ему удалось если не избавиться от Хоседэм, то хотя бы загнать ее на север, где она и живет до сих пор.

    Жаль, что кетов осталось очень мало — благодаря европеизации территории России происходит вымирание старых кетских традиций и культов. Многих косит голод и алкоголизм. И прогнозы ученых неутешительны – со временем эта нация исчезнет с лица земли. И вместе с ней канет в небытие богатая культура, которая развивалась на протяжении многих веков. Воспоминания о кетских обрядах и ритуалах останется лишь в истории. Может быть, кеты просто уходят обратно на звезды, откуда пришли? Наверно,   они выполнили свою миссию на нашей планете, и Альба приказал им вернуться назад. Жаль, если они нас покинут…


Тотемизм: его происхождение и тотемистические праздники
   

Тотемные столбы

Тотемный столб тлинкитов в

Джуно

,

Аляска

.

Тотемные столбы коренных народов северо-запада Тихого океана в Северной Америке — это резные монументальные столбы с множеством различных рисунков (медведи, птицы, лягушки, люди и различные сверхъестественные существа и водные существа).

Они служат множеству целей в сообществах, которые их создают. Подобно другим формам геральдики , они могут служить гербами семей или вождей, рассказывать истории, принадлежащие этим семьям или вождям, или отмечать особые случаи. Эти рассказы, как известно, читаются снизу вверх.

Традиция поедания тотема

Натирание тела кровью тотема обратилось со временем в раскрашивание и аналогичные симулирующие обычаи. Важным средством для использования сверхъестественного покровительства тотема считается постоянное близкое присутствие его. Поэтому часто тотемные животные откармливаются в пленении, например, у горцев Формозы, которые содержат в клетках змею и леопарда, или на о-ве Самоа, где держат при домах угрей. Отсюда выработался впоследствии обычай содержать животных в храмах и воздавать им божеские почести, как например в Египте.

Самым главным средством для общения с тотемом считается вкушение тела его (теофагия). Периодически члены рода убивают тотемное животное и торжественно, при соблюдении целого ряда обрядов и церемоний, съедают его, чаще всего без остатка, с костями и внутренностями. Подобный же обряд имеет место и в том случае, когда тотемом является растение.

Пережитки этого родового вкушения яств находим в украинской рождественской куте, литовской Samboros, греческой ????????? евхаристия и т. д. Обычай этот, по воззрениям тотемиста, нисколько не является обидным для тотема, а, наоборот, весьма угодным ему.

Иногда процедура носит такой характер, как будто убиваемое животное совершает акт самопожертвования и жаждет быть съеденным своими поклонниками. Гиляки, хотя и вышедшие из тотемного быта, но ежегодно торжественно убивающие медведя во время так называемого медвежьего праздника, убеждённо говорят, что медведь сам даёт хорошее место для смертельного удара (Штернберг).

Робертсон Смит и Джевонс считают обычай периодического вкушения тотема прототипом позднейших жертвоприношений антропоморфным богам, сопровождавшихся съедением жертв самими приносившими её. Иногда обряд религиозного убиения имеет целью или терроризирование тотема примером убиения некоторых представителей его класса, или же освобождение души тотема для следования в лучший мир.

Так, у рода червей племени омаха (Северная Америка), если черви наводняют ниву, их ловят несколько штук, толкут вместе с зерном и затем едят, веря, что это предохраняет ниву на один год. У племени зуньи раз в год отправляют процессию за тотемными черепахами, которых, после самых горячих приветствий, убивают и хоронят мясо и кости, не вкушая, в реке, чтобы они могли вернуться к вечной жизни.

Недавно двумя исследователями Австралии, Б. Спенсером и Гилленом, открыты новые факты тотемизма — церемонии inticiuma. Все эти церемонии совершаются в начале весеннего сезона, периода цветения растений и размножения животных, и имеют целью вызвать изобилие тотемных видов.

Обряды исполняются всегда на одном и том же месте, обиталище духов рода и тотема, адресуются определённому представителю тотема, которым служит либо камень, либо искусственное изображение его на земле (переход к индивидуальным божествам и изображениям), почти всегда сопровождаются жертвой крови тотемистов и заканчиваются торжественным вкушением запретного тотема; после чего обыкновенно разрешается и вообще умеренное употребление его в пищу.

Оцените статью
Магический оракул
Добавить комментарий